Archive for the ‘Жизнь’ Category

Двухнедельной давности, которую никак не успевала выложить. Обычный книжный формат.

Read Full Post »

К слову о радости от какого-то увлечения, дела, процесса. Конечно, ни одно дело не состоит исключительно из радости и приподнятого настроения, везде есть кризисы, сложные места, скука, рутина. Более того, радость появляется, когда начинает получаться, а пока не получается и нет гарантий, человек напрягается, чувствует себя глупо и непонятно ему, то ли бросить, то ли нет. На этот случай помогает разрешить себе попробовать и не жениться на этом процессе, не ставить перед собой огромных задач на пятилетку.

Есть способ помочь себе с определением. Бывает, нам нравится результат (у других особенно). Скажем, ах как он играет на пианино! Как порхают пальцы! Как двигается шея танцовщицы! Какой крутой рисунок! Какие отличные гайки выходят из—под этого резца! К этому любованию примешивается желание не только приобщиться к крутому результату, но и словить такую же минуту славы — нам всем нравится, когда мы эдакие в глазах окружающих.

Это — любовь к результату.

А есть любовь к процессу. В ней много кинестетики и интереса к внутренним деталькам. Например, мне нравится смотреть, как другие дудят в флейту, но сам процесс прохождения воздуха из меня в трубочку — нет, причем совсем. А резонанс от двух флейт для меня ужасен. Бывает, что люди выясняют: им не нравится стрелять, им категорически не нравится двигаться определенным образом, не нравится звук станка и грязь от него (и полученная гайка не стоит этих мучений), совершенно не интересно копаться в детальках, клонит в сон от специальных названий, ощущения от фарша на руках противные.

В итоге мы остаемся в том, где нам нравится не результат, а процесс. Конечно, к нему нужно принюхаться, попробовать — раз, другой, третий; с первого раза не всегда понятно. Порой нам неизвестно и непривычно, а потому кажется, что не нравится (например, чтобы танцевать какую-нибудь латину, нужно не стесняться своих бедер и прочих частей тела, а многие стесняются). В общем, нужно попробовать, изучить, что напрягает, а потом уже определять: нравится/не нравится и почему.

Это, конечно, не дает гарантии социального успеха результата. Мы можем что-то любить, но не выйти с этим на широкую арену. Но в любом случае, если вам нравится процесс, шансов в этом у вас будет значительно больше, чем в тех направлениях, где процесс не нравится и вы его всячески избегаете, как кошка лотка при мочекаменной болезни.

И в этих процессах шансов словить то характерное состояние растворенности и радости единения с ним куда больше, конечно. Это состояние не постоянно, но оно возникает чаще и окрашивает наши потуги между этими вспышками (а иначе ради чего мы идем в эту гору?).

В день рождения я направлялась домой после тренировки; у меня получился прыжок, который не получался до того и на котором я уже поставила крест — это был лучший подарок мира мне на день рождения. И растворяясь от этого маленького успеха в ощущении единства с собой и всем миром, когда ты будто трогаешь светящиеся нити, из которых он соткан, вспомнила эту песню: мне кажется, она очень ярко иллюстрирует эти моменты — «Аллегрия» Цирка дю Солей. Я скопирую сюда текст песни в переводе Рины Ивановой (отсюда).

Конечно, мы не пребываем в этом все время. Эти моменты — как шоколад, его много не съешь. Но в процессе мы находимся в том числе ради них, а не ради того, чтобы кто-то увидел и восхитился, или чтобы «получать важную информацию», или «чтобы заработать много денег и потом никогда не работать». Это как ты заглянул домой, где тебя всегда ждали, чтобы потом снова отправиться в путь. Чтобы это найти, нужно пробовать, позволять себе оставлять неподходящее и разрешать себе побыть в том, что нравится. Изучать, наблюдать, давать себе разрешения.

Радость
Как молния жизни
Радость
Как сумасшедший крик
Радость
Преступного крика
Прекрасная орущая кара
Безмятежна,
Как ярость любви…
Радость
Как приступ радости

Радость
Я вижу искру яркой жизни
Радость
Я слышу, как поет молодой менестрель
Радость
Красивый ревущий крик
Из радости и горя,
Столь чрезвычайный
Во мне есть ярость любви
Радость
Радостное, волшебное чувство

Радость
Как свет жизни
Радость
Как клоун, который кричит
Радость
Необыкновенного крика
Сумасшедшей грусти
Серенада
Как гнев любви
Радость
Как приступ счастья

(я не очень люблю цирк как вид искусства, но дю Солей — особая форма, и люди там не просто так встают, и лица у них не просто так светятся). Через любимые процессы и дела, погружаясь в них и в эту работу, мы не только сами чего-то достигаем — иногда тяжелым трудом — но и другие через нас могут прикоснуться к океану жизни. И неважно, что это, танец или резьба гаек, важно — что ты при этом чувствуешь.

Read Full Post »

К ветке «Что нужно для изучения Таро» и «Как понять, что мне нужно» просится продолжение. Потому что из ветки может сложиться впечатление, что Все Очень Сложно. И вообще для любого действия, для любого занятия нужно сразу знать, женишься ты на этом или нет.

В общем, с патологической серьезностью оно прозвучало.

У каждого навыка есть разные уровни. И каждый из них может быть важен в жизни человека, даже если он не заныривает глубоко. Вообще не во все обязательно заныривать — увлечения совершенно не обязаны превращаться в Дело Всей Жизни. Они человеку нужны для радости, а не чтобы с серьезной мордой лица что-то пафосно вещать (вот как я обычно). Не на всем нужно жениться. Тут вот драгоценный френд Анна Зворыкина пишет про игру, и золотые ее слова: играть — можно и нужно! Можно и нужно — пробовать, интересоваться, а вдруг получится? А вдруг понравится?

Собственно, это интерес к жизни и есть — когда хочется пробовать, совать нос, познавать хотя бы мельком.

И в любом занятии есть разные уровни — каждый остается на том, который ему нужен. Я, например, могу, захлебываясь слюной, читать чужие описания рецептов, но никогда не закуплю ингредиенты и мясо в рукаве — это «я молодец, мне было не лень». В моей жизни была куча всяких заплывов в разные кружки и секции, многие вещи я именно пробовала, они раскрашивали мою жизнь. В блоге где-то валяются рисунки, сделанные с фото: я не художник, мне просто нравилось. Все эти заплывы много что мне дали, хотя ни в одно из них я не заплывала профессионально по разным причинам, хотя все их я, несомненно, любила и люблю до сих пор, просто в жизни почему-то только 24 часа. Каждый такой заплыв открывает нам что-то про себя и мир; каждый заплыв был с каким-то инсайтом, более глубоким контактом с собой.

Таких увлечений у людей бывает масса. Чтобы некоторые из этих увлечений понюхать, было достаточно какого-то повода. Например, я увидела клип в интернете и поняла, что вот эти движения — то, что я просто должна найти. Я должна понять, как это сделать, потому что оно офигенное.

Если мы говорим про Таро, то вариант «мне нравится» — вполне достаточен, чтобы попробовать. Первые прикосновения, разные колоды, попытка разложить себе, маленькая белая книжечка, почему нет? Кто-то на этом останавливается, потому что достаточно, кто-то идет дальше, пробуя слушать себя через карты. 

В любом навыке есть уровень, к которому мы стремимся. Сделать вкусный бульон, или научиться ровно брать средние ноты, или делать вот этак плечиком — это уже очень здорово. Есть уровень «могу всегда и в любом месте, и вот так, и вот этак» — этот уровень немного другой.

Для уровня «могу всегда и везде» всегда требуется большее количество часов для шлифовки себя, разработки и растягивания мышц, многих проб со специями. Каждое движение через многократные повторения. Многотысячные повторения, на самом деле.

И поэтому до этого уровня доходит тот, кому это занятие — не просто по сердцу, а по всей форме его души, даже если он погрузился в это хотя бы на несколько лет. Потому что в противном случае это все каторга и галеры. Но тот, кто погружен глубоко и кому это в радость, не сильно замечает, что это труд — для него это способ жить.

В танцстудию я ходила, потому что очень любила танцы. Если ходишь туда дважды в неделю, тебе просто кайфово и радостно двигаться. Кто танцевал хорошо — те там были каждый день по несколько часов, кочуя из зала в зал. Плюс танцевальные встречи, и никто не считал, что это пахота и «работа», хотя это она. Один из тренеров как-то сказал: «Это движение — ну вот вы стоите на эскалаторе, вам же скучно просто так стоять, вот стоите и ногой этак его отрабатываете». И он не один из танцевальных тренеров, кто так говорил. «Скучно просто так стоять» — это такое всеобщее среди танцоров явление, по-моему. Стоишь на эскалаторе, он же длинный, а ты — тынц-тынц — разучиваешь. 

Под шикарным видео из одной студии с хип-хоп хореографией был вопрос: «А сколько нужно заниматься, чтобы вот так?», и кто-то ответил очень честно: «Чтобы вот так — много лет каждый день по несколько часов». И да, тогда и плечиком, и шеей, и поясницей, и вот это все.

Это, если вдуматься, работа. Просто человек, который занырнул в любимое, это как работу не воспринимает (кризисы у всех есть, скучно тоже всем бывает, но все же это воспринимается как «мне это нужно, и все тут»). Это радость — радость движения, радость познания, радость изменений.

Если говорить про внутренние изменения, то, скажем, тот же психолог, чтобы хорошо работать, должен… вы не поверите! работать с собой, менять себя, расчищать внутренние завалы, потому что он, как любой помогающий практик, работает собой: он — инструмент. В это сложно поверить тем, кто наткнулся на лютое мракобесие, которое и среди психологов бывает, но тем не менее: нормальный психолог себя чинит (в том числе с помощью других специалистов), потому что он должен быть интегрированней клиента. В чем фокус? Фокус в том, что если это любимое дело, то ему это интересно.

В эзотерике так же: мы в эту практику идем, чтобы менять себя. Это внутренняя работа. Но не та работа, которая скучная и грустная, а от которой прет. Это самое интересное, что в жизни для тебя есть: изучать, как в тебе что устроено и куда какой проводок ведет. До смешного: когда у тебя внутренний кризис, и одна часть тебя тихо помирает, а вторая, радостно блестя глазами, изучает «И что тут у нас? Ооооо, какое богатство, какой материал!!!!»

А бывает — «О, надо попробовать! Так красиво!» А попробовал — и нет, не мое. У меня было так с флейтой: со стороны очень круто, а когда сама дуешь, процесс вообще не прет, не вштыривает и пр. 

В общем: есть вещи, которые мы пробуем — и спасибо, не надо. Некоторые вещи нам нравятся на других, сами мы «носить такое» не будем. Есть такие, которые попробовал — и понравилось, и будь побольше времени/денег, я бы занырнул поглубже. Есть такие, которые захватывают и несут, и тебе не жалко человекочасов на это дело, и ты при любом удобном случае пробуешь, ищешь, читаешь на эту тему. Не потому что надо, а потому что очень близко, наполняет, дарит радость. И тогда ты заныриваешь — и остаешься надолго, иногда — на всю жизнь. 

Я уверена, что такое есть у каждого. 

Есть вещи, которые мы делаем, потому что надо. А есть вещи, которые мы делаем, потому что так мы поем и танцуем гимн жизни и радости. Это не символ, это буквально так.

Любая наша практика – служение, но не в виде падения кому-то в ноги, а в виде звучания в мир – вот такого, на полную громкость. Духовная практика – в определенном смысле жертвенность, но жертвенность без страдания, хотя и с дисциплиной. Это самоотдача какому-то пути и погружение, потому что ты влюбляешься в этот путь.

Для кого-то это музыка, хотя «детство отняли». Моя преподавательница пения девочкой спрашивала родителей, везущих дите на море, есть ли там рояль. Потому что если нет, она не поедет! Для кого-то рисунок. Для кого-то семья, близкие. Для кого-то волонтерство, потому что если не он, то кто. Для кого-то – йога. Для кого-то пешие походы на Алтай. Для кого-то вера.

У каждого это есть, у каждого это свое. Выглядит по-разному. И научить можно попытаться чему угодно, но не все что угодно человеку надо, не все для него является танцем самовыражения, после которого остается не раздражения, а приятная усталость. Шлифовка себя под формат духовной практики — не исключение.

Read Full Post »

И в продолжение поста — формат «вопрос-ответ» в Group of Shadows, который мне разрешили перенести из личных сообщений. Возможно, у кого-то вопросы похожие: https://vk.com/wall-144288682_968

Для чтения регистрация не требуется, группа открытая

Read Full Post »

И пока выдалась еще минутка, набросаю еще на тему #вмодещаскакойтозож, а кто меня читает только ради эзотерических постов, может смело прокручивать: этот пост будет про тело.

В ленте пробежал рассказ о «тренерше», которая фотографирует на улице полных людей со спины, потом выкладывает фото в соцсеть и рассказывает, как и что им нужно поправить. Да, я б к такой не пошла, у меня аллергия на этот круг людей, хотя многие бы пошли — они сами того же круга.

В посте упомянули, что если б все было так просто в плане «меньше есть/больше двигаться», все были бы фитоняшами, а значит, дело явно не в этом. И поскольку мне только дай порассуждать на какую-то тему, я очень хочу распространиться и по этому вопросу.

Вначале — большое отступление, за которым будет рассказ о реалиях и сложностях. Технически при условно здоровом теле (гормонах там всяких и т.д.) и отсутствии специфических препаратов (вызывающих полноту) принцип «меньше есть и больше двигаться» отлично работает и, если смотреть механически, очень прост. Это не бином Ньютона и ничего лучше не придумали. Конечно, это не так весело продается, а разные курсы нутрициологии и индивидуального подхода продавать надо, поэтому вы будете регулярно натыкаться на уверения, что все это сложно, неудобно, а надо интуитивное питание/особые БАДы и расчет диеты от ведущего специалиста/особый разгон метаболизма особыми БАДами же и т.д. Чем заморочней и накрученней — и чем легче и вкуснее обещают в процессе — тем люди чаще верят. Это не значит, что диетолог не поможет — он может помочь информацией. Это не значит, что какие-нибудь добавки в виде белковых коктейлей нельзя — но это точно не то, без чего нельзя обойтись. Но контроль питания в виде подсчета калорий продается хуже, он бесплатен (поставил себе приложение на телефон — и гуляй), он слишком просто выглядит, и это не продашь тысячам пользователей. Поэтому вам будут продавать очень навороченное, с расщеплением того и окислением сего, прямо с порога.

На деле — при условно здоровом теле! — принцип «снизить калорийность, увеличить нагрузки» работает прекрасно. Люди спотыкаются из-за:
1) неинформированности (резко снижают калорийность и ходят голодные и злые, пытаются сесть на какие-то странные кетодиеты, не жрут после шести, верят, что после тренировки потеряли 100 г, и так далее, пытаются сбросить 10 килограмм в месяц). Есть базовая информация, ее довольно легко найти, и она очень проста, без шуток.
2) опаски посчитать калорийность: этот совет всегда выглядит как совет из мира невротиков-анорексиков, но на деле это очень просто. Кухонные весы дешевы, приложение-калоризатор устанавливается за минуту и в нем есть практически все продукты, маниакальной точности не требуется вообще. Конечно, с собой вы весы не носите, но прикинуть вес продукта вы сможете через неделю и так (а в приложении продукты забиты в том числе в виде столовых ложек и упаковок). Вам нужно — примерно. И это занимает, не совру, минуты две, безо всяких неврозов.
3) неправильно подобранных тренировок, которые либо слишком легки, либо человек их не выдерживает. Бывает, что человек с большим лишним весом и без мышц выворачивает себе плечо, потому что пытается встать в боковую планку на прямой руке, а опыта нет и контроля упражнения нет… ну и.
В общем-то, и все. Снижается потребление калорийных продуктов на 10% по сравнению с тем, что нужно для сохранения веса, увеличивается нагрузка — и все отлично. Механика процесса крайне проста.

А с прочим бывает не очень просто, потому что для этой механики нужно еще кое-что, а именно — организация жизни. И вот тут начинаются сложности. Они преодолимы, но это нужно учитывать.

1) Довольно многие из тех, кто хочет сбросить вес, — женщины. В нашей реальности так получилось, что при прочих равных у женщины часто есть семья, на которую она, внезапно, готовит. Если ты не волк-одиночка, а у тебя муж и двое детей, ты чаще всего готовишь на четверых минимум. Готовка — это время (не говоря уже о продуктах), у среднего человека не так много времени, чтобы отдельно приготовить на троих и еще отдельно для себя. Если даже готовишь не ты, но ты часть семьи и вы собираетесь за одним столом, то ты лопаешь, что дают. Или готовишь себе отдельно, сообщая остальным, почему ты не ешь то, что приготовлено для тебя любящими руками. Или даже ешь теперь отдельно, потому что тебе тоже хочется макарошек и пончиков, по крайней мере, поначалу.

То есть изменение пищевых привычек наталкивается на семейные обычаи, отношения внутри семьи, банальные времязатраты. Это все требует обсуждений, иногда — успокаивания родных, поддержки или самоподдержки, потому что выстоять перед «да что там тех макарон, ты вон совсем отощала!» бывает очень сложно. Я видела схему «Ешь, детка, почему ты так мало ешь, да где ты полнеешь, да зачем тебе худеть» и без перехода «Ну и растолстела же ты!» В общем, наши родные — обычные живые люди и всякое бывает, и перестроить себе схему питания, когда ты часть семьи, а совместная еда часть традиции — не то же самое, что выбрать себе в автомате кнопкой другой товар.

2) Снижение калорийности подразумевает замену одних продуктов другими. Да, в калоризаторе всегда видно, сколько «весит» несчастная конфета — и что вместо нее можно было бы съесть тазик овощей или полтазика мяса. Сосиски меняем на такое же по цене мясо, с курицы снимаем кожу, вместо хлеба берем зеленую фасоль, убираем сахар. Да, такой подход дает простор и для конфеты, и для чипсов, если вы заменили рис на огурец. Но — все равно мы меняем продукты.
И тут возникает еще один момент: если вы привыкли к разнообразию вкусов и для вас это удовольствие, то либо вы учитесь из новых продуктов готовить разнообразно (а это тоже нужно заморочиться, поискать рецепты, вступить в сообщество и т.д.), либо у вас уходит из жизни одно удовольствие. Либо желание сбросить вес должно быть само по себе удовольствием, а это не у всех так.

Более того, у меня куча знакомых, для которых готовка и кулинария — это хобби, причем давнишнее, творческое, и даже если они не едят особо приготовленное, готовить они любят. А тут вдруг рушатся все схемы, потому что овсяноблин овсяноблином, но особо не разгуляешься. Вареная курица и огурец всегда будут предпочтительнее сложно навороченного филе со всякими соусами, обжаренными кусочками картошки и свежеиспеченным хлебом. И есть риск, что тогда придется отказаться от хобби, а в жизни людей не так уж много удовольствий.

Скажем, мне-то хорошо: я равнодушна к готовке (хотя при необходимости готовила и неплохо, но не на уровне творческого хобби, а на уровне обычно-нажористого), для меня не является приоритетным разнообразие вкусов, вареная курица и огурец — отлично. Можно каждый день. Можно дважды в день. Я на самом деле очень люблю поесть, и калорийное, и мучное, и дайте два, и если кто вкусно готовит — я вас обожаю, давайте дружить! 🙂 Но — от этого удовольствия я легко откажусь в пользу других, которые люблю значительно больше. И среди моих Больших Удовольствий есть любительский спорт (ок, физра) — вот без чего мне будет крайне грустно, а еще огромная доза соревновательности, тщеславия и некоторого эксгибиционистического удовольствия вертеться перед зеркалом в зале. Я спокойно не пойду к парикмахеру, я не пойду пить в бар в пятницу (я знала людей, у которых необходимость от этого отказаться вызывала уныние), но если я ухожу «в загул», я ухожу в загул по фитнес-клубам. Кофе? Да, какой-нибудь, пожалуйста. Еда — что-то есть и ок. Одежда? Черный верх и джинсы. Но попытка заменить мне одну программу тренировок на другую вызовет баттхерт, возмущение, отрицание, торг, депрессию и непринятие в конце.

Если бы я любила готовить или разнообразие вкусов было бы основным удовольствием, мне пришлось бы тяжко, когда я решила, что нужно возвращаться в прежний размер.

То есть убирая один компонент удовольствия в жизни, его необходимо заменить другим. А он не сказать, чтоб у всех и всегда под рукой.

3) Деньги. Опять же, напомню, продукты требуется заменять в пользу тех, которых можно съесть больше, чтобы не быть голодным. Если вам курица с огурцом, зеленая фасоль, баклажаны заходят на «ура», все ок. А если нет, вам придется соображать, что на что менять. У меня вот сельдерей и кабачок — символы моих благих намерений — пали смертью храбрых в холодильнике. И упирается замена иногда в деньги.

Ок, сосиски на мясо можно заменить без проблем, если вы сосиски покупали недешевые. Мясо стоит столько же. Но салаты? Зелень? Да, можно есть капусту, но если вы ее терпеть не можете? (вот она у меня тоже пала смертью храбрых). Убрать калорийное и добавить силоса означает, что вам нужны помидоры, огурцы, баклажаны, салаты и прочая шняга, которая стоит отнюдь не столько же, сколько макароны, а сгорает в разы быстрее.

Внезапно — большая часть семей ест мучное не потому, что им лень, а потому что это дешевле. Испечь пирог — частый финт ушами в семьях, где с деньгами не очень. Потому что в пирог всякой капусты напихаешь, или варенья от бабушки, муки добавишь и, вроде, вкусно. Милый съел, урча практически. Для изменения рациона надо бывает либо пересматривать бюджет, либо свое отношение к разнообразию, а см. пункт 2.

4) Время. Хаха, это я сейчас, когда сын вырос, могу свалить с формулировкой «Я на тренировку на три часа, вернусь поздно». Однако отлично помню время, когда вечерняя тренировка была роскошью, утренних я не могла найти (я не знала про фитнес-клубы, а танцклубы все работают только по вечерам), в моем распоряжении были, конечно, видеоуроки, но это на безрыбье и иногда грустно. Лучше чем ничего, но не те нагрузки, как сейчас.
Ок, даже если ты занимаешься дома, это время. Если у тебя малоподвижный образ жизни (читай — работа за компьютером, а не пахарем в поле), отсутствие движения нужно восполнять адекватно. Два раза в неделю — это два часа свободного времени. Я отлично помню то время, когда ребенок ходил в детский сад, кружки и школу, и еще был не в том возрасте, когда мог перемещаться один. Тот, кто «сидит» с ребенком, должен зачастую и поработать (потому что не все семьи могут позволить себе снижение доходов до одного работающего), и успеть захватить чадо из садика, добросить до кружков, забрать из кружков, погулять, покормить. В началке — проконтролировать уроки, если не сделать вместе, объяснив что-то (что не редкость). В первой сыновьей школе, например, одно время просто не проверяли тетради в началке, совсем, никак. Полгода. Классрук ушел, все остальные отбрехались от нагрузки. Полгода родители проверяли тетради сами — ну, те, кому был важен результат. И классную, и домашнюю работу.
Собственно, те, кто занимался вот этой всей организацией, прекрасно понимают, о чем я, да? Это когда ты менеджер 24/7, к зубному, от зубного, взять справку, проверить, еще раз проверить, объяснить, сделать поделку к празднику осени, одежда закончилась, обувь закончилась, приготовить поесть, проследить на детской площадке, чтоб не грохнулись с крыши этой самой площадки. Отвезти на соревнования. Доехать в лагерь в другую область.
Часто человек с этим вообще один, или есть пара — и бабушек-дедушек не завезли или они в другой области. Или пожилые. Или не хотят. И даже если хотят и здесь — ты ж не повесишь свое другому человеку на плечи не разово, а трижды в неделю. Наши тренера на танцах — супружеская пара — порой приходила преподавать с ребенком в коляске: жить надо, крутиться надо, бабушка не может. Мой сын иногда делал уроки в коридоре моей танцстудии, и это — плохой выход, но лучше, чем его оставить вечером совсем одного, а мне остаться совсем без тренировок. Раз в неделю вырвались — и ура! Или твой ребенок выходит из школы и чтобы успеть в кружок, нужно заказать такси. А ты на танцах. Ты стоишь на одной ноге, разминаешься, и отслеживаешь в приложении машину, потому что твоему ребенку 12.

И это мы не берем ухода за престарелыми, лежачих больных и так далее. Да, все просто сейчас, когда я могу позволить себе 10 часов тренировок в неделю в среднем, кинув «еда в холодильнике». Когда твоему ребенку 8, у тебя либо есть няня (кем-то оплаченная, и если тобой — значит, ты на работе, зарабатываешь эти деньги). Если у тебя пожилые родители-пенсионеры,, ты зарабатываешь им на лекарства и нормальную жизнь. Многие ездят на работу из пригорода или другой области.

В общем, это я к чему: время — роскошь для очень многих. Его можно бывает изыскать, можно лежать в ту сторону, можно скидывать вес (или перестать его набирать), убрав хлеб и сахар хотя бы, можно заниматься дома (если только ты не засыпаешь, коснувшись пола — или не плачешь, потому что ребенку завтра нужны срочно белые колготки, вот прямо сейчас встала и пошла за ними, или тебя не дергают каждые пять минут), но все это не так просто, как описывают «тренера», подобные той даме.

Read Full Post »

Я не умерла и даже не в отпуске, просто работы наплыло так много, что за последнюю неделю я даже носа не поднимала. В небольшой перерыв — небольшое продолжение про эзотерический маркетинг.

Еще один прием увеличения аудитории в соцсетях — френдование, конечно. Оно бывает разным: адекватным и не очень. Самый активно используемый особой прослойкой одиноких консультантов и оказателей услуг всех мастей способ — ковровое френдование френдов всех тех, кто уже попал к тебе во френды. И каждый из нас нет-нет, да и попадает в объектив кого-то, с кем у тебя 2 общих знакомых (а потом выясняется, что это фотограф женских ликов или стилист, которые тебя в гробу в белых тапках видали, не читали никогда, но надеются таким образом расширить себе лужайку). «Помогающим практикам» (что психологам, что сугубо эзотерикам) это тоже не чуждо: прошелся чесом по френдам тех, кто тебя уже зафрендил — что-нибудь да настриг. Как в анекдоте: «- Я всем, приглашая на танец, говорю: «Разрешите вам впендюрить! — Поручик, но ведь за такое можно и по морде! — Можно и по морде, но можно и впендюрить!»

В общем, если у тебя есть 100 френдов, а у них тоже есть 100 френдов, то «практикующий консультант, знаток жизни, шаман городских улиц, помогаю разобраться с собой и с миром» начинает чес, ухватывая себе аудиторию в геометрической прогрессии, потому что каждый следующий френд полагает, что раз его с этим человеком связывают какие-то хорошие знакомые, то, возможно, и с ним будет хорошее знакомство. Со следующим счастливым кандидатом на френдование до гроба шамана городских улиц будет связывать уже два или три общих френда, и так далее.

Так вот нередко эти заявки принимаются — не только потому, что общие френды, но и потому что тот, к кому стучатся, тоже консультирует или оказывает какие-то иные услуги. И думает: наверное, ко мне постучался человек, которому меня интересно читать. Может быть, мы будем разговаривать. А может, он просто расширит мою аудиторию…

И довольно часто это не так. Тебя никто не читает, потому что ты никому не сдался как собеседник. С тобой не знакомятся, тебе продают — себя, свои услуги, тобой надеются пополнить количество перепостов мудрых мыслей и так далее. Бывают ситуации, когда аудитория по цифре перевалила за несколько тысяч, а реакций ноль — потому что все эти подписчики-френды не являются аудиторией. Они нашли, добавились и пошли добавляться к твоим френдам, и все. Они даже не читают то, что человек пишет, не говоря уже про комментарии.

Это непростой момент. Во-первых, когда тебя на волне какого-то многим интересного текста френдит кто-то с пятью тысячами и более читателей или с «продающей страничкой», это не значит, что тебе пытаются что-то впарить. Бывает, люди просто читают со своего «бизнес-аккаунта». Не всегда отсутствие реакций или комментариев означает, что аккаунт неживой: нередко люди просто читают и никак не светятся. Проверить, особо никак не проверишь, разве что чуйкой или просьбой написать при добавлении во френды какое-нибудь поясняющее личное сообщение, так отсеиваются особо злостные «ковровики».

В общем, количество френдов-читателей может давать больший охват аудитории, но только в том случае, если вас добавил действительно живой человек, а не тот, кто просто хочет продать вам и вашим френдам свою жизненную мудрость.

(продолжение следует)

Read Full Post »

Еще один ворон — повтор, уже уехал к заказчику.

Read Full Post »

Продолжение темы эзотерического маркетинга.

В комментариях упомянули платную рекламу. Тут тоже палка о двух концах.

С одной стороны, она хороша тем, что ты никому морально ничего не должен. Но есть и другая сторона медали: платная реклама — оружие массового поражения, в том смысле, что настроить ее можно только по очень широкому фильтру, и привлечение аудитории получается тоже массовое.

Казалось бы, этому можно только радоваться, однако в реальности это приносит бонусы только если ты администратор большого сообщества, которому нужен еще больший охват, и где неважно, кто и как комментирует: достаточно, чтобы людей было много. То есть если ты в океане своей ниши — огромный такой корабль-авианосец.

Если же ты маломерное судно-катерок, а то и лодка на веслах, массовая реклама коверной бомбардировкой приводит к тебе на территорию людей, которые никак не твоя аудитория, но внимания едят огромное количество, потому что начинают строчить очень странные комментарии, писать странные письма — и на них надо как-то реагировать, хотя бы чтоб отсортировать свою аудиторию и знакомых от каких-то ботов. Вторые не читают тебя, не понимают формат твоей территории и деятельности и твоя работа им не нужна. Поскольку реклама эзотерическая, а эзотерика ассоциируется с гаданием на судьбу и датой замужества, то придут по такой рекламе в среднем люди с соответствующим запросом, и все время уйдет на объяснение, что ты это не в силах дать. То есть усилий тратится много, времени — тоже, а выхлоп минимальный. Ибо нет такого фильтра в массовой платной рекламе «чтобы наше представление о мироустройстве немножко совпадало». В стоматологии это неважно, а в области «душевных услуг» — очень важно, иначе к вам придут с просьбой обрубить астральные хвосты.

В общем, широкая платная реклама в нашей сфере — примерно как сайт знакомств или тиндер, где ты ищешь хороших собеседников с прицелом на приятные длительные отношения, а придут странные люди с предложениями одноразового секса.

Read Full Post »

NB: вообще все, что я пишу по теме эзотерического маркетинга, стоит рассматривать как критический очерк, а не рекомендации «делай так!». На многие эзотерическо-маркетинговые приемы у меня самой аллергия, и в целом я не хочу относиться к рабочему пространству в сети как к средству впаривания услуг или товаров (я ж не за этим пространство создавала).

Вдогонку про тусовки как инструмент.
Тусить — т.е. более-менее тесно общаться, целоваться в щечку, махать рукой разным людям — лишь для того, чтобы пошире продать свои услуги, может человек более-менее всеядный, который не относится к этим связям как-то лично. Он может в душе презирать тех, с кем общается, улыбаться для проформы, целоваться, отплевываясь. Наверное, это тоже работает.

Но если сфера для вас важна и вы рассматриваете ее не просто как способ заработать, а как некое пространство в том числе собственного роста, то очевидно, что такой подход — это не просто наплевать себе в колодец, но и немножко себе в душу. А для того ль мы сюда пришли.

Поэтому чаще бывает по-другому: мы волей случая начинаем общаться с какими-то людьми в своей сфере, и общение это какое-то время нам обоюдно приятно и обогащает (ну или кажется таковым). Мы, не задумываясь, начинаем упоминать друг друга, — просто из-за частоты пересечений. Цепляем друг у друга какие-то меткие выражения и мысли. Плюс у знакомых есть свои знакомые — и понеслось.

Но всегда нужно помнить, что как только ты сделал именно это общение основным своим «радио», ты попал. Потому что чем больше это общение приносит аудитории и клиентуры, тем болезненнее его будет терять. Если среди этого круга есть те, кто приносит большую аудиторию (допустим, ваши знакомые широко известны в узких кругах), можно не заметить, как внутренне начинаешь подстраиваться, соглашаясь там, где изначально согласен не был. Внутренне уже соглашаясь, не внешне. Потому что разойтись — значит, потерять не просто лайк, а достаточно приличный кусок пирога.

А стало быть, приходится выбирать — и нет, это не значит, что нужно хамить направо и налево (в хорошем варианте расставание происходит достаточно спокойно). Просто если вы ловите себя на том, что хотя «в дебрях этих тусовок даже воздух стал ядовит» (с) Олег Медведев), вы все равно их не покидаете, продолжая тесно общаться и целоваться, отплевываясь, потому что эти люди известны, распиарены и вас кому-то могут порекомендовать как консультанта, а не потому, что вам приятно с ними общаться, это серьезный повод задуматься. Потому что в некоторых случаях или крестик снять, или трусы надеть.

Read Full Post »

Продолжаю про эзотерический маркетинг, потом соберу в один текст и выложу на сайт для потомков 😂

Дополню про сарафанное радио: чтобы сарафанное радио расширяло клиентуру, нужно, чтобы понравившееся одному понравилось и другому. Это в любой сфере нечастое событие, потому что все приходят с разными запросами даже к парикмахеру и в клининговую компанию. И не факт, что хорошо сработавший с одним клиентом справится с проблемой другого. Рекомендуют ведь как? «Мне поставили пломбу, держится уже год, я все равно другого стоматолога не знаю, а у этого, вроде, нормально» — а у знакомого не пломба, а воспаленные каналы, старая коронка и сложный зуб.

Так и здесь: первый клиент пришел поговорить об относительно простой проблеме, второй хочет стать миллионером. Второй может услышать консультанта (допустим, консультант адекватный и честный человек), но может и не услышать, — и все, никакого сарафанного радио не будет. Или первому консультант может помочь, второго нужно отправить к профильному специалисту (медику, юристу и т.д.) — и работа не состоялась, а стало быть, клиент и рекомендовать не сможет.

То, что подошло одному, категорически не подойдет другому, а сарафанное радио основано на том, что в каком-то месте пекут шикарнейшие пирожки [с котятами], и они всем, вот буквально всем нравятся!

Поэтому увы, сарафанное радио в нашей сфере работает через раз, местами и с помехами.

3) Еще одна возможность — цитируемость, конечно. Не скрою, я вспомнила про нее благодаря предыдущему своему посту, но не потому, что упоминание имени в посте было хитрым ходом (нет!), а просто по ассоциации. Если я кого-то упомянула, значит, мне понравились чьи-то конкретные слова, и никакого хитрого хода тут нет.

Цитируемость действительно работает, причем лучше сарафанного радио. Ведь цитируют не только клиенты, цитируют читатели (в том числе читающие ваш материал на постороннем сайте). И что важно — вас цитируют и рекомендуют знакомые и френды, которых может быть много; для упоминания имени в контексте «тут такую хорошую вещь сказали/шикарный текст написали» не требуется раскрывать личную информацию, это не передается шепотом на ухо, поэтому как реклама работает значительно лучше. И в целом, это очень неплохой инструмент, если тебе есть что сказать, а куче людей нравится тебя читать. Во всяком случае, цитируют в сети значительно чаще, чем шепотом передают пароли-явки, приток аудитории всегда больше.

Лучше всего работает такой пиар, когда ты находишься в некоей тусовке, лично знакомой друг с другом. Вот тогда один рекомендует другого, другой рекомендует третьего как самых лучших из лучших, и это создает резонанс.

И тут возникает тот самый нюанс. Чтобы тебя цитировали и, тем более, рекомендовали как волшебника и лучшего специалиста, ты должен со многими людьми поддерживать дружественные отношения, а именно: читать их, комментировать у них, приглашать их на обсуждение к себе, приветливо отвечать на комментарии. То есть делать все, чтобы разношерстная аудитория собиралась как можно большей толпой — тогда есть шанс, что ты кому-то понравишься, а этого кого-то тоже читает большая толпа людей, и оп — вы переопылились аудиторией, и оба в выигрыше.

Ну или как минимум, ты должен быть лоялен к своей тусовке и должен быть принят ею.

Нюанс тут очевидный: это социальные игры, нередко не очень совместимые или совершенно несовместимые с индивидуальным путем. Как только твое благосостояние начинает зависеть от того, насколько велика твоя популярность и, что хуже, насколько ты конформен в тусовке, ты увяз, потому что для поддержания лояльности аудитории/тусовки этой аудитории/тусовке нужно нравиться. Просто нравиться нетрудно, тут достаточно быть просто вежливым человеком и уметь уважать чужие границы (не всегда удается, но можно стараться). Однако можно, будучи совершенно адекватным и вежливым человеком, высказать что-то, что будет воспринято немалой частью аудитории в штыки, потому что расходится с трендами. Например, тренд «любить такого-то гуру», а ты не любишь гуру, и все, давай, до свидания. А учитывая, что эзотерика — очень мутная сфера, шанс наступить на что-то подобное весьма велик, даже если ты пытаешься быть очень куртуазным. Стоит хоть что-то резко и однозначно оценить — половине понравится очень, вторая половина отвалится навсегда. Это помимо наших собственных плясок по чужим хвостам, кто из нас не плясал по внезапному отсутствию чуткости.

У этой медали есть и обратная сторона: нам тоже должна нравиться аудитория. Ну, в среднем хочется, чтобы общение с аудиторией наполняло — если, конечно, мы свою работу любим. Потому что если аудитория бесит, но ты ее держишь, это немножко «стрижка лохов», и этим тоже можно зарабатывать, но мы, вроде, самореализации ищем, а «стричь» можно было пойти в другие сферы, куда более окупаемые.

Чем больше френдов, тем большая толерантность к чужому мнению требуется. Если человек всеяден, все ок. Если его не цепляет расхождение по каким-то позициям, тоже ок. Все упирается в конечном итоге в характер, и — упс! — если вдруг ты нежный, нервный и тебе не нравится «тусовка», особенно ловить тебе тут нечего. Потому что для частого упоминания требуется именно тусовка. Ты упоминаешь меня, я упоминаю тебя; кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку. Это не всегда работает так линейно, но тем не менее общий принцип сохраняется: как только тебя кто-то начинает сильно раздражать, через некоторое время вы выпадаете из взаимной сети цитирования даже без каких-то конфликтов, потому что всех денег не заработаешь, а ты нежный и с хорошей памятью. Так же и ты сам можешь так или иначе периодически наступать другим на ноги и тоже раздражать, в итоге у тебя отваливается некоторая часть цитировавших тебя френдов, вместе с френдами. Процесс этот обоюдный.

Активнее всего цитируемость работает у тех, кто в целом всеяден, потому что всеядность способствует бурным коллаборациям, совместным ведениям эфиров, а это дает популярность. Если ты не всеяден и придирчив, твоя аудитория несколько сужается. Если ты очень выборочно относишься к кругу, она будет совсем узкой. Тут ничего не поделаешь. Моя позиция — нужно быть верным себе, всех денег не заработаешь.

И есть еще один нюанс: почти любая устоявшаяся тусовка всегда пожирает сама себя со временем, превращаясь в затхлое болото. Именно потому что устоявшиеся связи не дают критиковать друг друга, заставляют рекомендовать друг друга невзирая на. «У нее волшебные руки!» будут писать просто потому, что кому-то разок промяли мышцу на ноге. Это ооочень хорошо для популярности, но ооочень плохо для личного роста, и в какой-то момент приходится выбирать.

Обожаю это видео: оно про индекс Хирша, которым меряют цитируемость научных статей, но к нашей сфере тоже идеально подходит 🙂 «Я обещаю вам, когда-нибудь эти двое процитируют друг друга одновременно! О, радость взаимного цитирования!»
Наверное, лучше ссылкой (оно того стоит, рекомендую!)

Read Full Post »

Older Posts »

%d такие блоггеры, как: