Archive for the ‘Жизнь’ Category

Посмотрела, что из важного не влезает в день, пришлось включить в график «обязательное прочтение 40 страниц такой-то книги», потому что дел много, развлекательное чтиво легко втискивается за едой, например, а то, что нужно подчеркивать маркером, — неа.

Вспомнила институтскую полезную фишку — читать с маркером в руках, выделяя важный текст, обводя слова овалами и проводя вспомогательные линии от мысли к мысли, структурируя информацию прямо на странице, это очень помогает усвоению.

При этом нас учили это особым образом делать. Основные мысли (определения, важные утверждения) выделяются жирным, но без воды (чтобы взгляд выхватывал только приоритетное), второстепенную информацию можно подчеркивать. Если мысль начинается на одной строке, потом «вода», а через несколько строк она продолжается, то подчеркиваете нужные слова на первой строке, потом через несколько строк подчеркиваете относящееся к нему, а от него к этим строкам проводите соединяющую линию (т.е. у вас визуально «выпячивается» на странице нужная информация). Если три разных пояснения (например, «во-первых, во-вторых, в-третьих»), у вас будут три линии из одной точки. В итоге поверх текста рисуется маркером схема. Если раскрывается понятие, то понятие выделяется овалом, и т.д.

Так нас научили делать в институте, это нереально крутая штука, когда читаешь что-то специализированное и концентрация быстро плывет, потому что, вроде, все важно (она не вся равно важна, и ее проще усвоить, если сразу правильно «уложить»). Казалось бы, просто, но пока не научили, я не догадалась, что так можно делать. По этим маркерным схемам всегда можно было отличить, какая книга была учебной.

#приемычтения #книги

Реклама

Read Full Post »

С бешеным удовольствием читаю «Воля и самоконтроль» Ирины Якутенко.

«(…) американский психолог Рой Баумейстер, который в 1998 году придумал эксперимент, по изощренности издевательства вполне сравнимый с «зефирным тестом».

«Чтобы удержаться от соблазна съесть вкусную булочку, человек должен отказаться от почти автоматической реакции на важнейший стимул, реакции, которая миллионы лет обеспечивала ему эволюционный успех. Вкусную еду нужно съесть; с красивой самкой необходимо спариться, иначе опередят конкуренты; когда глаза слипаются, нужно лечь и поспасть; неприятного сородича желательно загрызть».

«Доисторические пещеры не отличались простором, так что даже самым заядлым мизантропам приходилось скрывать ненависть максимум с паре десятков кроманьонцев своего племени. На случай, если сдержать чувства не удавалось, у наших предков были каменные топоры».

В общем, вам понравится!

Read Full Post »

Еще из «Магов Золотой Зари», не могу не цитировать же (примечания в квадратных скобках — мои). Из письма Эйтона: «Он [один друг] общается с высшими сущностями — воплощенными и бесплотными — и получает от них весьма необычные знания. Одна из этих сущностей сообщила ему, что причиной его неудачи [перетирал какие-то порошки в алхимических поисках] стало слишком тесное соседство с родными [физическое]. Есть такие необходимые условия, о которых исследователи в большинстве своем даже не догадываются» (пер. Анны Блейз).

Read Full Post »

К слову о недавней публикации про 12 точек (где якобы «доказывалось», что нет объективной реальности, раз человеческий глаз не видит все сразу). Прошлась по комментам: следующий этап рассуждений там (собственно, к чему все и велось) — что нет правильной и неправильной точки зрения.

Иллюзия, что соответствие неких высказываний фактам может определяться голосованием («если у высказывания много сторонников, оно тоже истинно вне зависимости от обоснованности»), вообще часто идет в ход: «Каждому свое, поэтому я считаю, что Земля плоская», «Вы прибегаете к логике, потому что в своей косности отрицаете другие точки зрения».

При этом людей путаются, потому что вспоминают: в жизни действительно бывают ситуации, точка зрения на которые может расходиться, поэтому им кажется, что если они настаивают на принятии фактов («Земля круглая») или соблюдения правил логики, они наступают на горло вольнодумству и вообще немного инквизиторы. Но то, что в некоторых ситуациях у разных людей могут быть разные взгляды, не означает, что факты решаются голосованием. Могут быть разные вкусы, например, в искусстве, но то, что картину написал определенный художник, будет фактом, независящим от желаний публики.

Read Full Post »

Вчера рядом со мной работал телевизор, там были теледебаты. Зрители в событиях, которым посвящены дебаты, не участвовали и не специалисты вообще, поэтому они не могут проверить ничего из сказанного ни одной стороной. Документов, на которые ссылались говорившие, никто из слушателей не видел. Обе стороны говорили что-то вроде: «А = b» (доказательств слушатели не видели, а если увидели бы, то не смогли бы понять и верно оценить, поэтому они просто слушают, что a=b). Затем несколько раз разными словами повторяют, что a=b (это создает у слушателя иллюзию, что информация верна, ее же только что три раза повторили в одном куске речи). Затем — «Итак, как нам всем тут видно, a=b».

Стоп, МНЕ не видно. И не может быть видно! Даже если я увижу доказательства, мне не будет видно, потому что я вообще не знаю, как их оценивать, как сопоставлять и т.д. Я абсолютная невежда в этом и должна воздержаться от выводов и от того, чтобы чью-то сторону занимать. Когда я невежественна в каком-то вопросе, я вынуждена полагаться на авторитет, которому я доверяю. И важно понимать: если я доверяю, то почему, и можно ли этому авторитету доверять вообще или в данном вопросе.

Но зритель, на самом деле не имеющий никакого представления о реальном положении дел в этой сфере (да он и не может его иметь), склоняется на чью-то сторону эмоционально и дальше будет верить, что a=b и ему это, правда, очевидно, есть неопровержимые доказательства.

И везде так, когда дело касается информации. Если ты не знаешь досконально сам, не являешься специалистом, то шанс совершить ноль-переход от «возможно, но надо бы проверить» к «нам всем тут очевидно, потому что три раза повторили», очень велик.

Read Full Post »

Хочется расставить книги в шкафах одновременно по темам, сериям, авторам, размеру и одновременно по настроению, чтобы внезапненько и спонтанненько.

Неразрешимая задача 🙂

Read Full Post »

Прочитала тут пару недель назад «Потерянных богов» Брома по наводке из ленты. Хорошо написано, очень хорошо выстроенный мир (прям веришь) за счет продуманных деталей. Вне зависимости от того, насколько совпадает видение автором этих миров с моим, книга написана хорошо – не оторваться (вот фильм «Догма», например, тоже не совпадает с моим видением, но они прямо заявили, что не собирались оскорбить утконосов).
Для тех, кто не читал, небольшое пояснение: там есть описание посмертия с разными мирами. И меня зацепило такое взаправдашнее описание адовых мук, вечных, из которых не выбраться (там и все остальное, конечно, веселенькое). Я поняла, как можно этого бояться – если тебе взаправду описали такой мир. Бывают же люди талантливые, хорошо описывающие.
Так что для меня книга стала знакомством с тем, как рождается страх. – при том, что я не знаю другого ада, кроме как в человеческой душе и при жизни (нет, я никого не призываю роскомнадзорнуться, это как-то незачем, «от трупа какая польза»). И когда люди боялись (и высказывали мне страх), что за какую-то мысль не о том в недозволенное время или за какой-то очень формальный поступок, или не за ту веру — вообще за формальное несоблюдение чего-то —  они могут попасть на вечные муки, я испытывала недоумение – не перед верой (у каждого своя, в конце концов), а перед совершенно взаправдашним страхом. А вот оно откуда, оказывается: из правдоподобных описаний.
(это я спустилась с осточертевшего мне потолка, который неидеально ровен, на мой взгляд, и решила передохнуть с грушей и блогом).

UPD: но да, если вы сейчас в подавленном состоянии, то эту книгу лучше отложить и взять что-то другое и более жизнеутверждающее. Например «Сыновей Ананси» Гейнмана.

Read Full Post »

Или — если практиковаться долго, перестанешь быть социальным.

На деле, сколько ни практикуйся, мы – социальные животные и приматы. Мы можем причислять себя к любой духовной традиции, считать себя кем угодно (в том числе не людьми или не вполне людьми, или не только людьми). К какой бы «духовной семье» мы себя ни относили, какие бы составляющие своей личности для себя ни открывали (и как бы их ни называли), мы все равно в человеческом теле, и все, чем мы являемся, проявляется через него. И оно влияет на все, что мы есть. Наш вид относится к высоко социальным животным (что, собственно, и помогло ему занять доминирующее на настоящий момент положение на земле).

Это тело НЕ существует в отрыве от социума – особенно учитывая, что современный человек не может обойтись без инструментов и мало кто умеет создавать их с нуля (во всяком случае, никто не умеет создавать все сложные изделия с нуля, начиная с добычи руды) и вообще хорошее качество жизни подразумевает то, что вы пользуетесь плодами социализации и разделения труда. У человека развита мимика для общения с себе подобными, а способность и потребность развивать речь (не сама речь, но способность и стремление ее развить) заложена генетически.

Электронная почта, книги – все это социальное явление. Все духовные движения – порождения социального взаимодействия и обмена информацией. Весь обмен информацией (который человек стремится ускорить), все обилие книг – социальное явление. Вопросы, которые мы задаем другим людям, когда что-то не понимаем, — социальное явление. Умение учиться у большой массы других людей (и устанавливать с ними для этого контакт) – социальное явление.

Человек вне социума не существует, если только не находит замену этому социуму – например, удаляется в пустыню или келью, чтобы найти бога, если такое в его традиции есть (правда, качество физической жизни при этом здорово падает). В этом случае удаление в келью (для быстрейшего приближения к богу в представлении этой традиции), он все равно находится во взаимодействии – просто меняет общение по горизонтали на общение по вертикали. Но общение это все равно порождено социумом.

Не будь мы социальными животными, нам бы в голову не пришло, что к богам можно обращаться с молитвой, или что с «неорганическими существами» можно строить какие-либо отношения, или что можно рассматривать растение как союзника (перечислять можно долго) – это все следствие социальности: нашей способности развернуто, сложно контактировать с себе подобными и умение расширять этот опыт за пределы собственного вида, целенаправленно изучая «язык» других видов, начиная с животных.

Без социума человек не станет не то что сверхчеловеком, он даже животным полноценным не станет. Потомок домашней кошки, выросший в диких условиях, не перестанет быть полноценным зверем (хотя у кошек тоже есть социальные ритуалы). Человек же, оказавшийся в раннем детстве среди животных, не то что не сумеет научиться говорить (и эта способность закроется у него годам, если не ошибаюсь, к семи – так что потом всё, поздняк метаться), но и на двух ногах не научится ходить, скорее всего. При этом он не станет полноценным диким животным (ТТХ не те, увы), но и человеком тоже, не говоря уже о сверхчеловеке.

Если даже рассмотреть поведение, называющееся «асоциальным», в нем часто есть попытка взаимодействия с социумом – кривая, через отрицание, но есть. Люди, которые в юности определяют себя как «иные», уходят «от социума» в свободное плавание и страшно радуются, обнаруживая «своих», с которыми можно вместе оттачивать другую индивидуальность. Это социальное явление! Даже если вы совсем-совсем одиночка, это не означает, что вы лишены социальных потребностей.

Принадлежность к определенному виду обуславливает и психологию человека. Даже если человек обладает какими-то выдающимися качествами, он все равно вписывается в определенные закономерности, изучив которые, человеку можно помочь исправить что-то покореженное внутри. Следование духовным традициям не выводит нашу психологию за рамки человеческой, каким бы ни был ваш дух – или что бы вы ни думали по этому поводу. Если проводить аналогии, то даже если вы будете очень старательно и нечеловечески развивать физическое тело, оно не станет нечеловеческим телом. Просто человеческая психология дает очень большой «люфт» и пространство для маневра. Грубо говоря, от того, что мы следуем духовным практикам, печень у нас не растворяется в абсолюте, и почки (ттт) остаются на месте, и если нужно их лечить, то их будут лечить как печень и почки человека, а не собаки.

Умение человека познавать свои взаимосвязи с социумом, рефлексировать дает ему возможность осознавать себя, понимать свои внутренние механизмы во всем их многообразии. Если условно разделить человека на «индивидуальное» и «социальное» (именно условно, потому что без социума человека как индивидуальности просто не было бы в том виде, в каком он начинает искать разные духовные практики) , то познание этих связей и того, как внутри него все устроено, помогает человеку видеть, какие импульсы им движут и менять модели поведения, реагирования, обучаясь новому. Обычно именно автоматизм и неосознанность своих чувств и моделей поведения читают негативным последствием «социальности». Именно поэтому заявляют что-нибудь вроде того, что «социум – паразитирующий эгрегор, от которого нужно уйти в индивидуальное путешествие». Это просто некорректная формулировка. Человек не может уйти от социального, он может только сместить фокус внимания, уметь им управлять, делая выбор сознательно, а не на автомате, повинуясь механизмам, которые не замечает в себе.
Потребности наши как социальных животных также остаются, как бы мы ни занимались духовными практиками. Нам всем нужна социальная безопасность, социальное положение, дающее эту безопасность, приятие других членов стаи. То есть в некоторых случаях некоторые представители человеческого вида легче переносят одиночество (предпочитая, например, общение с другими представителями вида через книги – так легче выбирать собеседников), легче (или неплохо) переносят даже изоляцию (но важно! при условии, что им дадут достаточное количество занятий для мышц и ума – тех же книг!), но все равно у нас будут те же потребности. У всех нас будет потребность в собеседнике или хотя бы поставщике свежей информации. Какими бы стойкими оловянными солдатиками мы ни были, мы будем нуждаться в присутствии рядом живого существа – если не человека, то хотя бы кошки или собаки. Или хомячка. Или внутреннего образа.

В это довольно сложно поверить, живя в перенаселенном мегаполисе и обладая интернетом и СМИ (потому что они не воспринимаются как естественная часть мира); поскольку людям в больших городах не хватает уединения, им кажется, что им очень хочется на необитаемый остров, но это не так: необитаемый остров сгодится, если вы очень хорошо переносите одиночество и при этом будете загружены решением разных задач и/или будете получать новую информацию, которую сможете обрабатывать. Чем выше ваш интеллект, тем хуже вам будет без той самой информации и книг – да, на первый взгляд, рядом с вами не будет человека, но он будет в виде книг. И то не факт, что через некоторое время вы не двинетесь рассудком.

В свое время мне взгляд на мою социальность здорово поправило замечание, авторства которого я не помню: что, мол, насколько вы на самом деле рады людям и любите их, вы можете понять, заблудившись в лесу и внезапно выйдя к домам или случайно столкнувшись с людьми. В этот момент вы поймете, насколько вы любите людей и хотите быть с ними.

На духовных практиков распространяются все те же закономерности, что на прочих людей. Если с вами все хорошо, вы никуда (никуда!) не денете способность испытывать эмоции (потому что это примерно как, ну не знаю, лишить себя почки или руки). Вы все равно будете тянуться к общности (пусть даже с чем-то непроявленным). То, что называют «безэмоциональностью» практиков (и что часто проявляется просто в попытке задавить свои эмоции и непонимании человеком своих эмоций), в хорошем варианте является хорошо развитым эмоциональным интеллектом, осознанностью своих эмоций и умением понимать, почему ты испытываешь именно эти эмоции. Это не отсутствие эмоций вообще. Когда ты понимаешь, что ты чувствуешь и почему, ты можешь с этим что-то делать (хотя что-то делать нужно далеко не всегда).

И практик как животное социальное может понимать, что именно в нем сейчас проявляется из социального (и нужно ли оно сейчас). Это не гнобление социального в себе, это просто меньший автоматизм. Попытка отделиться от социума и создать свой социум иных с блэкджеком и шлюхами — социальное явление: когда часть людей понимает, что автоматизм реакций что-то зашкаливает, а от этого страдает индивидуальность и проседает интеллект, и это нехорошо, они начинают искать пути выхода из этого – например, через самопознание.

Определенные вещи мы можем прокачать, конечно, но часть социального все равно останется, и она должна там быть, она обеспечивала виду выживание очень долго. Мы можем отодвинуться от социального – сместив фокус внимания, чтобы лучше изучить себя как отдельное существо (отдельное от рода, от близких, от других людей вообще) – и это может для нас выглядеть, как уход от социального. Но это не уход на самом деле, это как бы временное отодвигание в себе социального на задний фон, перевод фокуса внимания на себя. Временный – зацикливание на себе так же не полезно, как полное смещение внимания в связи с другими людьми.

И нужно помнить, что глубже осознавать импульсы, заставляющие делать нас то или другое, и полностью заблокировать их, — не одно и то же. Осознание способствует и качеству практики, и вообще качеству жизни. Блокировка-отказ далеко не всегда приводит к чему-то хорошему, часто работая по принципу китайской истории про перебитых воробьев. Гораздо эффективнее понимать, что если оно в нас есть, оно зачем-то было выработано, выполняет определенную функцию и, возможно, не столь уж бесполезно. Это вопрос многообразия внутреннего инструментария: желательно, чтобы он был богаче, а не беднее.

В том, что быть социальным, практиков пугает возможность зависимости. Это вообще больная для многих тема – что они от чего-то зависимы: ведь если ты с чем-то связан, тебя могут дернуть за эту ниточку. Было время, когда люди массово считали, что быть зависимым от своего тела плохо и его нужно умерщвлять, чтобы быть независимым от него. Кто-то сейчас пытается «похудеть», пренебрегая потребностями тела, доводя себя до анорексии. Стремление убежать от всего, что имеет с тобой какие-то связи, довольно невротично само по себе, потому что мы еще зависимы от воды и воздуха, но никому не придет в голову научиться не дышать, чтобы не зависеть от кислорода (хотя умение задерживать дыхание может пригодиться).

С социумом так же. Мы связаны с ним, в нас почти все заточено под то, чтобы мы могли быть социальными (так же как мы заточены под дыхание кислородом, а не углекислым газом, и никого эта зависимость не парит); мы умеем быть в одиночестве, но прекрасно, не сговариваясь, кооперируемся в нужной ситуации (просто однажды понаблюдайте, как вы без каких-либо дополнительных слов можете встроиться в общую работу, даже если делаете свой кусок в одиночку). Зависимость возникает, когда мы не видим, что эти связи есть и не понимаем, как они работают, для чего нужны.

Read Full Post »

Поисковые опции онлайновых книжных — прямо боль-боль. На запрос «мифология» выдадут первым делом «Бегущую с волками», на запрос «агни» — километры агни-йоги. И вот хоть убейся пролистывать.

Поймала себя на том, что мечтаю о двух разделах внутри каждого типового в каталоге: «хорошие книги» и «даже не думай тратиться». Или «те, что тебе нужно» и «те, что тебе не нужно».

Заметила, кстати, еще тенденцию (пока что в сфере эзотерики преимущественно): издательства назначают высокие цены, за полторы тысячи, на книгу среднего формата и отнюдь не толстую. Думала, что это касается переводных (потому что автор, понятное дело, рассчитывает на оплату в своей валюте, ему плевать на то, что курс доллара вырос). Но и книги русскоязычных авторов тоже туда же. Непонятно: вот у меня перед глазами какой-нибудь пишущий о рунах за 1500 руб. и вдвое более толстая книга фонда «Эволюция» за 500-700 (в которой, откровенно говоря, сведений на квадратный сантиметр больше). Развожу руками. Не понимаю. Наверное, есть какая-то фишка.

А да. За слово «шаманология» в аннотации нужно расстреливать.

Read Full Post »

В отзывах о колодах на Озоне половина пишет про «яркие цвета» (вот хорошо это или плохо — фиг знает!), «нормальный картон за эти деньги», а некоторые — «колода разговорчивая, не ощущается темной, очень довольна покупкой».

Термин «разговорчивая колода» мне напоминает руны, которые «заметят практика» из недавно промелькнувшего в ленте объявления. Есть руны с глазами, а есть Таро, которое разговаривает.

Read Full Post »

Older Posts »