Archive for the ‘Почитать’ Category

Перечитываю гоэтические тексты. Один демон, согласно им, дает хороших домашних духов, другой тоже дает хороших домашних духов, третий «дает самых лучших домашних духов». Да у них конкуренция! «Поставщик лучших домашних духов за последние пять тысяч лет. Только у нас».

А еще всегда интересовало, как, например, Хаборим делает человека «умным во всех отношениях». Оставляя в стороне способности прочих перечисленных давать мгновенные знания всех языков и наречий, интригует способность делать умным. Первая ассоциация — со сказкой «Сума, дай ума».

(если что, это все шутка, а то сейчас начнутся серьезные споры)

Read Full Post »

Ттт, кажется, определились более-менее со сроками выхода книги — буду держать кулачки. Книга вычитана, в конце марта должна уйти в верстку, обложку я заказала.

Периодически, впечатываясь в какие-то обсуждения в ленте ВК (например, про всякие наследования силы от прабабки после удара молнии), я вздрагиваю и думаю, сколько же народа будет меня тихо ненавидеть после выхода книги в свет, потому что по святому же прошлась. А потом вспоминаю, что только 200 человек, и успокаиваюсь 😀

А потом остро хочется дописать еще пару глав, и я радуюсь, что все, поезд ушел 😀

UPD: по просьбам трудящихся создан лист ожидания, можно записываться в комментах или почте (на всякий случай — с актуальным адресом почты), я внесу вас.

Дорогие друзья, на всякий случай: это — не бронь, конечно. Это список тех, кого оповестить, что книга вышла, чтобы они успели. Это не обязательство издательства отложить книгу. Если вы, получив уведомление о том, что книга вышла, не выкупаете ее быстро, то у вас все равно будут шансы ее упустить — то есть ни ,я, ни издательство не можем гарантировать, что она останется спустя какое-то время или будет ждать оплаты.
Это уточнение на всякий случай, потому что люди, действительно, по-разному понимают «список ожидания», и мы решили подстраховаться.

Read Full Post »

Чтиво

От «Малой психиатрии большого большого города» впечатление двойственное.

Там действительно много историй людей с очевидными диагнозами, выборка описывается очень точно (столько женщин, столько мужчин, такой возраст, столько одиноких, столько с детьми, столько алкоголизма, такого-то возраста). Но там много очень странного.

Начать с того, что этот эксперимент (на котором хотел защитить диссертацию автор) проводился в многоквартирном доме путем опроса. Были это давние времена, когда люди еще пускали к себе в квартиру посторонних с опросами. В данном случае жильцов предупредили, что по дому будет ходить врач, его интересуют подробности, они его пускали, он беседовал со всей семьей и с соседями (в том числе собирая по соседям инфу).

Как вы понимаете, детали эти очень личные. Они выкладывали практически все подробности своей жизни (буквально – биография). Да, фамилии и имена не упоминаются, но люди могут быть узнаваемы.

Это были очень часто коммунальные квартиры с очень специфическими отношениями с соседями. С одной стороны, это давало дополнительные сведения. С другой, это… ну такое. Например, нежелание одного человека мыться в общей ванной (он мылся на кухне) списывалось на дополнительную странность. У этого человека странностей было до фига, конечно, но вот эту конкретную, например, я могу понять, потому что многое зависит от того, кто были его соседи. Но врачу это не пришло в голову. Ему вообще не приходило в голову, что некоторые вещи объясняются как-то проще, а не латентной шизофренией.

Я не к тому, что в тех случаях так и было, но он не допускает такой возможности в своих рассуждениях (и я могу предположить, почему и диссер у него не приняли, и почему в те времена психиатров сильно опасались – они были немного как инквизиторы. Мол, если ведьма отрицает, что она ведьма, то она ведьма).

Люди, к которым он приходил, видели его впервые в жизни. К вам в дом приходит некий врач – пусть даже вы верите, что он врач, — и вам говорят, что проводится эксперимент, поучаствуйте и расскажите про себя.
Вопросы очень личные вообще-то.

Кроме того, не все знали, что он психиатр. Один человек, узнав это под конец беседы, насмешливо махнул рукой и свернул разговор: врач это отметил. Он, конечно, отмечал вообще все, но под конец ляпал диагноз (неофициальный, для диссера). «Доступность» он считал одним из признаков душевного здоровья. Если человек уходил от разговора, пусть и вежливо, он писал: «Сообщила, что торопится, хотя на самом деле никаких дел у нее не было». А что должен был сделать человек? С лестницы его спустить?

Много раз опросы проводились в присутствии других членов семьи (напомню, это семьи, живущие в одной комнате коммуналок).

Да, он часто сталкивался с людьми с так себе анамнезом. Много было «недиагностированных». Но в основном меня удивило, что он не допускал, что у странностей могут быть иные причины, помимо «латентной шизофрении». Также, по-моему, он совершенно не учитывает обстоятельства жизни и родительское влияние (а многие выросли в пьющих крестьянских семьях еще до ВОВ).

Например, что человек перенимал какие-то модели у родителей. Что его поведение в отношении других – следствие не нарушений в физиологии, а того, что он рос в определенной среде. Что он не хочет говорить с врачом, потому что это вообще нормально – не говорить с незнакомым человеком о личном. Что подросток ничего не хочет делать, потому что…. ну потому что он подросток. Что девица 18 лет слезлива и бросает институт не только потому, что у нее расстройство, а потому, что у нее не самая приятная обстановка дома (там про родителей почитаешь, за голову схватишься). Что мальчик жалуется на одноклассников (которые за что-то там били его и объявляли бойкот) необязательно потому, что он будущий психопат.

Короче, когда он пишет, что диссер у него в этом институте не приняли, потому что его там не оценили и вообще институт был плохой, очень хочется отметить эту историю следом в его же книге.

Нет, что он знает патологию и умеет ее отличить, верю (он ныне зав соответствующим отделением больницы, профессиональные навыки точно должны быть). Но, кажется, там немножко профдеформация.

Read Full Post »

Читаю «Анатомию преступления». Любопытно, как порой все складывается.

Скажем, Конан Дойль не очень любил серию про Шерлока Холмса. Он хотел писать уже про что-то другое, а издатель хотел Шерлока Холмса, потому что аудитория одобряла и это был прибыльный персонаж. Конан Дойль даже убил в какой-то момент Холмса, введя в действие Мориарти, но потом уступил уговорам издателя (кушать хочется всем) и продолжил записки о Холмсе.

Он считал этого персонажа как раз не самым лучшим своим творением. Правда, Конан Дойль увлекался дедуктивным методом сам, как известно, потому и получилось у него, пожалуй, так живо и интересно описать это.

А в 1910 году Эдмон Локар взял да и открыл криминалистическую лабораторию. Он был поклонником этих «записок». Холмс утверждал, что изучал пепл от разных сортов табака – Локар опубликовал доклад «Анализ следов пепла» и написал семитомный учебник по криминалистике. «Каждый контакт оставляет след» — это его формулировка, она, как вы понимаете, важную роль сыграла в криминалистике. Это сейчас мы знаем, что следы всегда есть, даже если нет отпечатков пальцев: ДНК, волокна с одежды и т.д. Есть полигоны, на которых изучают воздействие на тело человека различнейших факторов. А Локар сформулировал принцип, по которому сейчас это все изучается.

Нельзя сказать, что Шерлок Холмс (как и его реальный прототип) «взялись из ниоткуда» и были совсем уж уникумами со своим дедуктивным методом. Так-то, конечно, пытливость ума и до того помогала людям раскрывать преступления – взять хотя бы китайский трактат 1247 года о судебной медицине, в котором рассказывается про одного судью: тот дотошно выяснил, что человек убит был серпом, а не чем-то еще (он попробовал разные орудия на туше коровы), а потом приказал, чтобы мужчины селения встали со своими серпами перед ним: серпы были чистые, конечно, но над одним из них очень быстро появились мухи, почувствовавшие запах крови (убийца серп вытер, а вымыть так, чтоб он не пах, не смог или не догадался).

То есть идеи попробовать на практике разные инструменты, понаблюдать действие разных факторов, а потом сопоставить это все с помощью дедуктивного метода, понятное дело, приходили в голову разным людям. Но я не думаю, что Локар имел возможность читать тот китайский трактат, а вот «Записки о Шерлоке Холмсе» читал упоенно.

И мне эта связь видится очень примечательной: вроде, не самый любимый персонаж писателя, не самая удачная, по его мнению, работа – а какой след , реально влияющий на жизнь такого количества людей.

Это я к тому, что не всегда мы можем предугадать, какое влияние что из наших действий окажет. И к слову о «предназначении», которое люди так любят искать. Иногда огромное влияние на мир оказывает вовсе не самая «творческая» наша работа и, с нашей точки зрения, необязательно самая удачная.

Read Full Post »

Книги

Подумав и прислушавшись к настроению, взяла с полки не «Анатомию преступления», а «Малую психиатрию большого города», последний экземпляр которой я купила недавно на Озоне.

Исследованию больше 30 лет (многие истории в книге — 30е-60е годы прошлого века), и мне очень интересно, был бы сейчас у психиатров другой взгляд на историю болезни, были бы в каких-то случаях другие диагнозы; в каких случаях диагноз был «сам по себе», а в каких ситуация усугубилась в результате постановки диагноза.

Читается, как роман.

А потом мне в ленту упала реклама от империи мощнейших ведьм, где мне обещали рассказать, как создавалась Земля под гипнозом (то ли рассказать под гипнозом, то ли создавалась она под ним), когда она столкнется с Нибиру и кто ее создавал (действительно, кто же мог создать Землю…) Прямо очень в тему.

Read Full Post »

«Эрос и магия в эпоху Возрождения» — сделала второй подход. Ну, ради удовольствия, непонятные и заковыристые места с закольцованным смыслом, думаю, буду пробегать глазами.

«Благодаря странному искажению оптики в Джордано Бруно видели вестника будущего» — если кто представил себе, как я, телескоп, то напрасно: имелось в виду, что из-за искажений восприятия люди видели в Бруно не того, кем он был. Что там в оригинале, не знаю.

«Все это доказывает, что, отнюдь не являясь человеком будущего, непонятый своей эпохой, Бруно был не понят ровно настолько, чтобы стала очевидней его принадлежность к прошлому» — менять порядок слов и оборотов, а тем более переводить на русский переводчику религия запрещает. Собрались современники Бруно на партсобрание и стали думать: на сколько б им не понять Бруно? На 50%? На 80%? На полшишечки? О, подумали, давайте не поймем Бруно ровно настолько, чтоб было понятней, что он относится к прошлому!

Глянула, неужели не было научного редактора. Но оказалось, что все проще: переводчик и научный редактор — одно лицо. Гори в аду, чувак.

Зато внезапно обнаружила, что третью часть переводила другая переводчица! И — о, чудо! — третья часть очень интересна, прекрасно читается. И оказывается, автор не косноязычен.

Так что кто начинал читать и сломался — переходите к третьей части, она нормальная.

Read Full Post »

Рабочее книжное

Когда-то давно я работала в одной государственной конторе (правда, она была хозрасчетная: сколько поработал, столько и полопал) при Минприроды.

Контора помимо прочего издавала сборники законов и нормативных актов по теме. Я застала те времена, когда ISBN еще не был обязательным атрибутом, а книги верстались в пейджмейкере 😀

Так вот поскольку у нашего начальства были высокие стандарты (за которые я благодарна), а изданные сборники считались официальными, в книге не должно было быть ошибок. То есть совсем. То есть ни одной пропущенной запятой. А поскольку законы, указы и прочее уже были кем-то подписаны, они должны были предстать в книге ровно в том виде, в котором они подписаны.

Часть этих указов мы же и готовили, и я набирала их этими самыми руками, поэтому какие-то тексты у нас уже были (а, да, в них тоже, естественно, не должно было быть ошибок). Частично мы набирали их с ксерокопий.

А после того, как все было набрано и сведено в файл, мы это вычитывали снова. Три раза. Это помимо того, что тексты мы сначала проверяли у себя на компьютере, потом мы еще проверяли их в распечатке, перед тем, как отдавать в вёрстку в соседнюю комнату и тем более — в типографию. С тех пор я вижу невооруженным глазом разные межстрочные интервалы в тексте (по ощущениям это примерно как металлом по стеклу).

Мы читали эту штуку вслух. Садились вдвоём с другой девушкой, одна читала один экземпляр вслух, другая следила глазами на своем экземпляре. Так становились видны ошибки. Читали по слогам, проговаривая запятые и точки (в одиннадцать вечера в воскресенье).

Это я к чему.

Я отослала итоговый файл книги (теперь его будут смотреть и готовить к изданию) и страшно счастлива, что мне не нужно было читать его три раза вслух по слогам. Это чувство жило со мной на протяжении последней недели.

Хотя мысль, что там в одном колонтитуле не совсем тот стиль, какой в остальном тексте, иначе колонтитул не влезал, заставляет издательскую девочку во мне корчиться в судорогах.

Read Full Post »

Рабочее: книга

А между тем из «почти 5 авторских» книга превратилась в 8 авторских листов. Новых текстов — чуть меньше половины.
Просмотрю еще разок сегодня и все.

Read Full Post »

Чтиво

Давненько не писала про книги, а ведь обещала. Из прочитанного не прям сейчас, а некоторое время назад – Решетников «Психологическое консультирование. Случаи из практики».

Ну что я могу сказать… я купила, потому что случаи из практики, потому что приличные отзывы. Начала читать – спустя пару глав понимаю, что оно странное немного. По идее, автор собирался рассказывать про травмы в результате инцеста и как он с ними у клиентов справлялся. По большей части там приведена запись свободного монолога, классического такого для традиционного психоанализа. Это, конечно, важный процесс: свободный монолог и безопасное пространство очень много дают для доращивания кусков личности и все такое, это как фитолампа для растений, которым не хватает солнца, но это не единственный метод. А я читаю и понимаю, что у автора – единственный. Заглянула в аннотацию – да, юнгианский психоаналитик.

Нет, все хорошо, приходит клиентка и в течение 3 лет говорит свободным монологом, этот свободный монолог на несколько страниц реферативно. Поскольку книга об инцесте, он там, в описываемых случаях, зачастую был, но помимо того, что он там был, ничего больше в кейсе не происходит толком. Да, за три года монолога в безопасной обстановке человек может измениться, это питательная среда, но основная позиция автора, которую он открыто высказывает, — что он не дает советов. Вот совсем, никаких. Ни на йоту. Потому что (вольная цитата), внутри у каждого клиента скрыты все ответы.

Во-первых, это не так. Во-вторых, это не так. Полное отсутствие советов («ой, у меня нет ответов для вас») так же плохо, как директивное управление жизнью клиента. Клиент приходит за информацией в том числе, и если у него какой-то информации нет, он совершенно необязательно добудет ее из себя, потому что внутри человека может родиться осознание чего-то, но не знание само по себе. Ему необходима информация извне!
Потому, я думаю, и случаев успеха в книге нет или почти нет. Почти все клиентки и клиенты «ушли в туман». Да, у кого-то что-то поменялось в жизни, но за три года люди вообще меняются, у них что-то происходит в жизни и приписывать это участию психоаналитика было, на мой взгляд, опрометчиво. После – не значит «вследствие». Кроме того, сам автор упорно видит в сопротивлении отдельных клиентов (которые сказали, что ну не все в жизни нужно решать через поиск сексуальных проблем и что им не помогает) знак, что он таки попал правильно и в точку. Мне кажется, это самоуверенность.

Ну и есть вопросы, в которых нет никакой нужды притягивать аниму и анимуса.

Как вы догадались, я не сильно люблю классический психоанализ.

Завершает книгу внезапно художественное произведение – про то, как девочка-соблазнительница (действительно, совсем девочка) толкнула некоего мужчину на скользкий путь педофилии. Такой вот соблазнительно порочный облик у нее был и настолько откровенно она приглашала к сексу. Мужчину потом судили, дали не очень много, потому что не было насилия, а автора приглашали как эксперта и он нарисовал, значит, психологический портрет произошедшего (по словам подсудимого, как я поняла). Что это было, о чем, зачем, непонятно.

В общем, я надеялась на разборы кейсов, получила очень странные рассказы «а вот у нас в деревне был случай» без каких-то выводов, без какой-то структуры.

PS: как правило, после таких постов мне рассказывают, что я ничего не понимаю в том, как работают психоаналитики, психотерапевты и психологи, что свободное говорение очень важно и т.д. Во избежание – я как раз понимаю, как они работают и какую роль этот процесс играет. Давайте сразу проскочим этот этап 😊Метод свободного говорения прекрасен, его производная — утренние страницы, но это не все, что есть в психологии полезного. И на мой взгляд, кейсы описаны, по большей части, как раз неудачные, где специалист мог бы сделать значительно больше, но не сделал, потому что буквально религия не позволила.

Read Full Post »

Рабочее чтиво

А в поисках, чего б почитать еще, кроме книжек, вспомнила, что есть же телеграм! А там я как раз ткнулась в текст Сойт про «сначала к врачам — трем, потом к психологам, а потом уже, если сказали, что все ок, ищем подселенцев».

И от невозможности жирно лайкнуть (сердечком этим красненьким) аж скручивает. Телеграм бессердечен.

Read Full Post »

Older Posts »