Archive for the ‘Разные места’ Category

На днях вспомнила про одну вещь, которую писала очень давно и которая лежала на «Ветвях снов». Вспомнила вдруг: она не сохранилась на моем компьютере, и я полезла в архивы Интернета за ней специально (как здорово, что эти архивы есть!). Подумала и выложила ее сюда: кому-то может оказаться созвучным сейчас. (далее…)

Read Full Post »

В огромном яблоневом саду медленно, завороженно, непрерывно падают вниз белые лепестки — то в одном месте, то в другом, будто в согласованном танце.

Read Full Post »

Третий день мы живем среди холмов, в домике, от которого нам дали ключи люди, видевшие меня… ну, три раза в жизни, наверное.

К домику прилагается кошка черная, мышеловная. Кошка с удовольствием приходит, ест и спит здесь, а днем ходит по окрестностям (а может, обитает еще в каком-то доме, и все считают кошку своей). Кошка очень аккуратная, ненавязчивая и чистоплотная. Она с удовольствием дает гладить себя, муркает и кидается под ноги, когда чует, что это можно, но никогда не припирается, ложась поперек всех дел, если только ее настойчиво не позвать. Очень правильная кошка.

Данька уходит на весь день через холмы к друзьям.

Встречаю его вечером. Иду, постоянно прислушиваюсь – где мигает огонек его мыслей, движется ли ко мне. Но синий огонек на сканерах завис где-то посреди первого же подъема и не движется. А это значит, что мне придется пройти почти весь путь по направлению к нему, потому как я двигаюсь куда быстрее.

Вот он, бежит вверх. «Мама, у меня сначала были с собой морковка и хлебушек, и яблоко, а теперь только яблоко». Дите устроило привал посередине подъема в холм, притомившись прямо в начале дороги, и усиленно подкреплялось гостинцами.

Read Full Post »

В сообществе Here We Create, найденном благодаря Тайлере, с удовольствием рассматривала аппартаменты-мастерскую французской художницы. Несмотря на видимую обшарпанность, отсутствие мебели и, как это ни странно мне, пыльную, тусклую цветовую гамму, пространство уютно. Присесть здесь на пол в теплой компании и выпить чаю? Да, конечно. Я легко могу представить себе людей, которым оттуда не хочется уходить. Уютно и люблено.

Read Full Post »

Тени бродят в огороде. Неспешно, не торопясь спрятаться; в отличие от городских, их можно успеть чуточку разглядеть.

Подарок судьбы — утренняя, в шесть часов утра, долгая дорога пешком по главной улице на автобус (именно так ходит в кино бедная сельская девочка), по темноте, под светом луны, без фонарей, мимо спящих домов, мимо холмов, мимо заброшенного дома с пустыми окнами, где живет какой-то «братец Большие Глаза». На середине дороги догнал меня стук лошадиных копыт — и, как водится, обернувшись, никого не увидела. Местные существа не спешат слиться со стенами домов и деревьями, присматриваются любопытно.

Read Full Post »

Так что если кто что из под нас хотел, можно уже это добывать.

В Воронеже видели прекрасное:
genius

А при входе в кафе «Дубль-два» висит объявление, что вход с оружием запрещен, и на этом месте очень хочется начать вытаскивать стилеты и метательные ножи из-за пояса, из рукавов, из-за голенищ сапог и небрежно так сдавать их охраннику.

Read Full Post »

Мостище

Четыре с половиной часа в седле — первый раз я ездила верхом так далеко.

Мостище — это зеленая трава в сезон, когда здесь, на холмах, трава уже месяц как пожухла, и кобылы долго и жадно ели, будто их не кормили весь август и сентябрь. Мостище — это покрытая разноцветным лесом гора и деревья, растущие сквозь брошеные мазанки с почерневшими крышами из соломы и веток. Рядом с брошеными домами есть и жилые, и оттуда собаки облаивают чужих, а на пустых огородах лежат две-три ярко-оранжевые тыквы. После пожелтевших холмов высоченные раскидистые клены и буйная зелень травы кажется каким-то другим глобусом.

Забавно: в городе верховому не дивятся совсем. В городе всадник воспринимается как нечто, само собой прилагающееся к диву — живой лошади. А в деревне люди дивятся не лошади, а именно всаднику, в особенности тому, что девчонка верхом. «Казачки», говорили. Не думала, что такая редкость уже.

Read Full Post »

Человек, приходя в какое-нибудь потаенное место, сильное место, часто старается взять: силы или хотя бы каких-то необычных впечатлений.

А в любом месте, которое еще живо, есть малый народ, есть существа, живущие там и считающие это место своим домом. Они уходят, если докучать им, как постарается съехать человек от неприятных соседей, от которых не избавиться никак.

А ведь сделать им приятное так же просто, как просто не прийти с пустыми руками в чужой дом. Прийти, принеся с собой ворох картинок и ощущений — ведь и мы любим гостей, которым есть что рассказать интересного и красивого. Прийти без тайной мысли: «А что здесь дают?» и не ждать, когда же начнется раздача слонов и пряников.

Наверное, потому и чахнут в итоге самые «сильные», но, увы, прославившиеся в народе места: даже аккуратный, собирающий за собой мусор человек, который искренне верит в то, что он вежлив по отношению к этому месту, часто приходит именно получить, проапгрейдиться, перейти на еще один уровень, скинув взамен груз своих проблем, а не поделившись тем хорошим, что за пазухой припрятано.

Read Full Post »

Ну вот, рюкзаки снова собраны. Мабон будет такой же правильный, как и день рождения.

С той стороны дрожит готовая развернуться скатертью дорога. А когда к бабушке едем, так она за пару дней ее раскатывает, заранее: ждет.

В моем кошельке бренчит заготовленная для перекрестка мелочь. Рюкзак пропах саган-дайлей, а когда поеду обратно, он пропахнет чабрецом. Очень жалею, что арфа столько весит — поездом трудно переть.
С подступающим Мабоном всех!

Read Full Post »

Третья неделя пошла, как мы в Урыве. Как ни странно, пока не выгнали.

Москва отзывается во мне кучкой обязательств. Три года будучи фрилансером, я только сейчас начала понимать, что, в действительности, не верила в возможность начать жизнь заново в любой точке земного шара. И не знала, что до сих пор отзывается во мне когдатошняя обязанность быть на учебном/рабочем месте в определенное время каждое утро. Это как встроенный чип рабства, который не сразу обнаруживается, маскируется под какие-то дела, но в основе его — страх перед Кем-то, Кто Имеет Власть Над Тобой. Здесь, в Урыве, этот непонятный Кто-то, наконец, лишился своей силы.

Подарок Урыва: то, что кажется сложным и невозможным абсолютно, неожиданно оказывается простым — куда проще того, что ты только что делала. То, что издалека кажется обрывом, оборачивается пологим склоном. Без седла ездить проще, чем в седле. Такой пугающий издалека, с земли, галоп оказывается легче и приятнее рыси. Долгая дорога на машине оборачивается малым расстоянием, быстро преодолимым пешком.

Вот, нашла слово. Урыв подарил нелинейность.

Read Full Post »

Older Posts »