Тарошное

Когда эпопея с реновацией только затевалась, я в качестве учебной мыши притащила своим ученикам вопрос «Когда нас снесут». Получилось тогда, что не меньше через два с половиной-три года, можно не дергаться. Но всё вокруг подсказывало, что нет же, вот-вот! Некоторым обещали переезд аж в том же году. Все на ушах и на чемоданах.

Ну и что вы думаете.

Прошло полтора года, у нас появилась стартовая площадка перед домом. Все заожидали. Я позвонила в департамент строительства — как что, они и ответили, что только через год узнают, мы ли вообще туда переезжаем. Ну и сдан он будет года через два.

Кто молодцы? Мы молодцы.
Кто гадал тогда — тем отдельный пирожок с полки.

«Эрос и магия в эпоху Возрождения» — сделала второй подход. Ну, ради удовольствия, непонятные и заковыристые места с закольцованным смыслом, думаю, буду пробегать глазами.

«Благодаря странному искажению оптики в Джордано Бруно видели вестника будущего» — если кто представил себе, как я, телескоп, то напрасно: имелось в виду, что из-за искажений восприятия люди видели в Бруно не того, кем он был. Что там в оригинале, не знаю.

«Все это доказывает, что, отнюдь не являясь человеком будущего, непонятый своей эпохой, Бруно был не понят ровно настолько, чтобы стала очевидней его принадлежность к прошлому» — менять порядок слов и оборотов, а тем более переводить на русский переводчику религия запрещает. Собрались современники Бруно на партсобрание и стали думать: на сколько б им не понять Бруно? На 50%? На 80%? На полшишечки? О, подумали, давайте не поймем Бруно ровно настолько, чтоб было понятней, что он относится к прошлому!

Глянула, неужели не было научного редактора. Но оказалось, что все проще: переводчик и научный редактор — одно лицо. Гори в аду, чувак.

Зато внезапно обнаружила, что третью часть переводила другая переводчица! И — о, чудо! — третья часть очень интересна, прекрасно читается. И оказывается, автор не косноязычен.

Так что кто начинал читать и сломался — переходите к третьей части, она нормальная.

Рабочее книжное

Когда-то давно я работала в одной государственной конторе (правда, она была хозрасчетная: сколько поработал, столько и полопал) при Минприроды.

Контора помимо прочего издавала сборники законов и нормативных актов по теме. Я застала те времена, когда ISBN еще не был обязательным атрибутом, а книги верстались в пейджмейкере 😀

Так вот поскольку у нашего начальства были высокие стандарты (за которые я благодарна), а изданные сборники считались официальными, в книге не должно было быть ошибок. То есть совсем. То есть ни одной пропущенной запятой. А поскольку законы, указы и прочее уже были кем-то подписаны, они должны были предстать в книге ровно в том виде, в котором они подписаны.

Часть этих указов мы же и готовили, и я набирала их этими самыми руками, поэтому какие-то тексты у нас уже были (а, да, в них тоже, естественно, не должно было быть ошибок). Частично мы набирали их с ксерокопий.

А после того, как все было набрано и сведено в файл, мы это вычитывали снова. Три раза. Это помимо того, что тексты мы сначала проверяли у себя на компьютере, потом мы еще проверяли их в распечатке, перед тем, как отдавать в вёрстку в соседнюю комнату и тем более — в типографию. С тех пор я вижу невооруженным глазом разные межстрочные интервалы в тексте (по ощущениям это примерно как металлом по стеклу).

Мы читали эту штуку вслух. Садились вдвоём с другой девушкой, одна читала один экземпляр вслух, другая следила глазами на своем экземпляре. Так становились видны ошибки. Читали по слогам, проговаривая запятые и точки (в одиннадцать вечера в воскресенье).

Это я к чему.

Я отослала итоговый файл книги (теперь его будут смотреть и готовить к изданию) и страшно счастлива, что мне не нужно было читать его три раза вслух по слогам. Это чувство жило со мной на протяжении последней недели.

Хотя мысль, что там в одном колонтитуле не совсем тот стиль, какой в остальном тексте, иначе колонтитул не влезал, заставляет издательскую девочку во мне корчиться в судорогах.

Рабочее: книга

А между тем из «почти 5 авторских» книга превратилась в 8 авторских листов. Новых текстов — чуть меньше половины.
Просмотрю еще разок сегодня и все.

Рабочие наблюдения

Просто наблюдение короткой строкой: идеально работает примета «Если собака много лает, она не кусается» в отношении всяких «магических угроз» от людей. Распространяющийся о том, как всех «магически нагнул», как хотел бы нагнуть, кто предлагает вломить тому и этому, говорит так от бессилия. Все давление уходит в пар.

Жизнь

Вчера радостно дернулась было посмотреть, не начал ли прибавляться день. Ну уже пора бы, а. Уже хочется что-то потихоньку отмечать; идея с адвентами, готова поспорить, так и появилась 😀

И тут же вспомнила, что я лох, а день начнет прибавляться только после зимнего солнцестояния.

Многие знания — многие печали.

Трудовыебудни

Когда я только начинала писать Мифы о ремесле в блог, это было приятное времяпрепровождение под кофеек. Птички поют, потягиваю приятный напиток из кружечки, пишу насмешливо.

И вот я заканчиваю редактирование книги. Где птички? Где кофеек? Сижу на пабмеде, изучаю, кто и когда в каком «Вестнике патологоанатома» и «Журнале юного бетонщика» на тьмутараканском языке напечатал статью (и как она называлась).

А ведь ничто не предвещало!

UPD: Статья на испанском. Название нашла. Как оформлять правильно сноску на источник на испанском? Ненавижу. Тоже нашла.

Почему нельзя просто сесть, расслабиться и бодро накарябать «как всем известно» или «британские ученые доказали»? Ведь все равно никто не будет ее читать, якорь мы сделаем из дерева, вы все равно до этого места не дочитаете, что я не как человек, ну. Всем же можно. Бля.

Не утешайте меня.

Чтиво

Давненько не писала про книги, а ведь обещала. Из прочитанного не прям сейчас, а некоторое время назад – Решетников «Психологическое консультирование. Случаи из практики».

Ну что я могу сказать… я купила, потому что случаи из практики, потому что приличные отзывы. Начала читать – спустя пару глав понимаю, что оно странное немного. По идее, автор собирался рассказывать про травмы в результате инцеста и как он с ними у клиентов справлялся. По большей части там приведена запись свободного монолога, классического такого для традиционного психоанализа. Это, конечно, важный процесс: свободный монолог и безопасное пространство очень много дают для доращивания кусков личности и все такое, это как фитолампа для растений, которым не хватает солнца, но это не единственный метод. А я читаю и понимаю, что у автора – единственный. Заглянула в аннотацию – да, юнгианский психоаналитик.

Нет, все хорошо, приходит клиентка и в течение 3 лет говорит свободным монологом, этот свободный монолог на несколько страниц реферативно. Поскольку книга об инцесте, он там, в описываемых случаях, зачастую был, но помимо того, что он там был, ничего больше в кейсе не происходит толком. Да, за три года монолога в безопасной обстановке человек может измениться, это питательная среда, но основная позиция автора, которую он открыто высказывает, — что он не дает советов. Вот совсем, никаких. Ни на йоту. Потому что (вольная цитата), внутри у каждого клиента скрыты все ответы.

Во-первых, это не так. Во-вторых, это не так. Полное отсутствие советов («ой, у меня нет ответов для вас») так же плохо, как директивное управление жизнью клиента. Клиент приходит за информацией в том числе, и если у него какой-то информации нет, он совершенно необязательно добудет ее из себя, потому что внутри человека может родиться осознание чего-то, но не знание само по себе. Ему необходима информация извне!
Потому, я думаю, и случаев успеха в книге нет или почти нет. Почти все клиентки и клиенты «ушли в туман». Да, у кого-то что-то поменялось в жизни, но за три года люди вообще меняются, у них что-то происходит в жизни и приписывать это участию психоаналитика было, на мой взгляд, опрометчиво. После – не значит «вследствие». Кроме того, сам автор упорно видит в сопротивлении отдельных клиентов (которые сказали, что ну не все в жизни нужно решать через поиск сексуальных проблем и что им не помогает) знак, что он таки попал правильно и в точку. Мне кажется, это самоуверенность.

Ну и есть вопросы, в которых нет никакой нужды притягивать аниму и анимуса.

Как вы догадались, я не сильно люблю классический психоанализ.

Завершает книгу внезапно художественное произведение – про то, как девочка-соблазнительница (действительно, совсем девочка) толкнула некоего мужчину на скользкий путь педофилии. Такой вот соблазнительно порочный облик у нее был и настолько откровенно она приглашала к сексу. Мужчину потом судили, дали не очень много, потому что не было насилия, а автора приглашали как эксперта и он нарисовал, значит, психологический портрет произошедшего (по словам подсудимого, как я поняла). Что это было, о чем, зачем, непонятно.

В общем, я надеялась на разборы кейсов, получила очень странные рассказы «а вот у нас в деревне был случай» без каких-то выводов, без какой-то структуры.

PS: как правило, после таких постов мне рассказывают, что я ничего не понимаю в том, как работают психоаналитики, психотерапевты и психологи, что свободное говорение очень важно и т.д. Во избежание – я как раз понимаю, как они работают и какую роль этот процесс играет. Давайте сразу проскочим этот этап 😊Метод свободного говорения прекрасен, его производная — утренние страницы, но это не все, что есть в психологии полезного. И на мой взгляд, кейсы описаны, по большей части, как раз неудачные, где специалист мог бы сделать значительно больше, но не сделал, потому что буквально религия не позволила.

Рабочее

У меня радость: заказчица из Японии прислала очень приятное письмо, выражающее восторг и восхищение от полученной книги. Она вообще писала очень красивые письма в течение всего процесса, и было отдельным удовольствием их читать.

Получение хороших отзывов — отдельное удовольствие в любой работе, наверное. Даже если они не выкладываются в общий доступ, они греют сердце.
—————
Другой заказчик написал, что книга потрясающая и даже еще лучше, чем он ожидал.

Так, на мой взгляд, дорогая вещь и должна превосходить ожидания заказчика. Она должна быть лучше, чем предполагалось, иначе какой смысл платить за нее?

Книжечка с вороном

Кто молодец? Я молодец.
На полпути оказалось, что четверть блока — из бумаги другого тона. Для художника неважно, для книги важно. Чуть другой тон, на срезе заметно.
Переделала.
Любуюсь теперь 🙂